Петербург фото. Банк фотографий Санкт-Петербурга
   На главную / Фото Петербурга / Петергоф (Петродворец) / Большой дворец Петергофского парка

Большой дворец Петергофского парка


Большой дворец Петергофского парка


    

Большой дворец Петергофского парка
Описание:
Большой дворец Петергофского парка.
Место расположения на карте Петергофского парка.
Пётр I обычно останавливался на одной из мыз, расположенной на половине пути от Петербурга до Кронштадта, из-за чего она и получила название Петергоф (Петров двор). Название «Петергоф» впервые упоминается в «Походном журнале» Петра I 13 сентября 1705 года. В этот день шнява «Мункер» бросила якорь напротив небольшой мызы, расположенной на южном побережье Финского залива и выбранной царём для отдыха во время частых морских переходов из Петербурга в Кронштадт. Эта мыза находилась вблизи прибрежной дороги. Расположение мызы оказалось очень удобным, и через год на возвышенности «при море и роще» распланировали небольшой сад и построили для царя деревянный дворец, существовавший до середины XVIII века. В нём зачастую останавливался Пётр с большой свитой и даже устраивались приёмы. Устройство царской мызы Петергоф, а затем возникновение императорской резиденции стало возможным только с утверждением России на ижорских землях.
По преданию, своим появлением Петергоф обязан супруге Петра Екатерине I Алексеевне. Пётр, озабоченный строительством Кронштадской крепости, которая должна была защищать возводимый Петербург от вторжения неприятеля с моря, часто посещал остров Котлин. И так как поездки совершались морем, что представляло, особенно в бурную осеннюю пору, постоянную опасность, то Екатерина I будто бы уговаривала Петра построить на берегу напротив острова, где переезд мог быть наиболее опасным, заезжий дом или путевой дворец. Такие «попутные светлицы», по преданию, стояли на берегу Фабричного канала, напротив Знаменской церкви (разрушена во время Великой Отечественной войны). Место для возведения попутного дворца на возвышенности между старинными чухонскими деревушками Похиоки и Кусоя Пётр выбирал лично. Если верить преданиям, здесь же им была устроена и «алмазная мельница», которая вскоре сгорела.

В указе Петра от 20-ого ноября 1707 года упоминается впервые о Петергофе по поводу наряда 40.000 рабочих к весне будущего года для производства работ в Петергофе, Кронштадте и на Котлином острове. Из журнала Петра I видно, что только в конце 1709 года он дал повеление «строить забавные дворцы каменною изрядною архитектурною работаю». В документах есть упоминание о работах в Петергофе в 1710 году. В январе 1715 года последовал указ канцелярии: «В Петергофе палатки сделать, также канал от моря выкопать; а буде трудно будет всю землю выносить, то только со сторон канала землю выкопать и камнем диким выкласть; землю же употребить на низкие места, прочее же делать по чертежу». В журнале Петра сказано: «дом заложить каменный и подвести канал от него к морю».

Годом основания Петергофа принято считать 1714-й, когда на берегу залива царь заложил так называемые Малые палаты, или Монплезир (дословно—«Моё удовольствие»).
Общее руководство работами по созданию петергофской резиденции были возложены на помощника директора Канцелярии городовых дел – У. А. Синявина. Ведущим архитектором Петергофа определили И. Браунштейна – ученика выдающегося немецкого зодчего и скульптора А. Шлютера.
Директор Канцелярии князь Черкасский и Синявин получили в 1715 году особую подробную инструкцию в 9-ти пунктах о Петергофском строении. Вместе с тем, сообщено было находившемуся тогда во Франции капитану-поручику Конону Зотову приказание, чтобы он как можно скорее прислал планы, фасады и перспективы лучших садов в Париже и его окрестностях, а особенно королевского дома и сада в Марли.

Между тем, работы по устройству Петергофа не останавливались. Царь Пётр нередко приезжал на место работ, отдавая приказания и в начале 1716 года, собираясь за границу, приказал князю Меньшикову позаботиться об устройстве удобного пути сообщения столицы с Петергофом: «зело прошу дабы прилежно надсматривать над петергофскою дорогою, дабы сего лета отделать и мне б аще Бог изволит, сие отделанное приехав увидеть». Пётр, путешествуя по Европе, отправлял из-за границы целые грузы деревьев для насаждения в дворцовых садах. Из сохранившихся документов видно, что липовые деревья были куплены в Амстердаме, 40000 ильмовых деревьев и клёнов привезены из московской губернии, до 6000 буковых—доставлены из Ростова. Грабина подвозилась из Великих Лук, яблони из Швеции, вётла, барбарис и розовые кусты из Данцига и Ревеля. Собственноручное наставление Петра I от 25-ого апреля 1718 года доказывает особую заботу о разведении петергофских садов. Государь писал: «1) Рощи изредить, а деревья, которые толще, те сажать в тех местах, где мало лесу, а которыя тоньше, подле косой дороги, что от палат к Монплезиру, и отрубать их не далее 12-ти футов, чтоб удобнее по времени остричь и в том садовнику вспомочь людьми, чтоб времени не пропускать. 2)Стараться скорее глину из рощей вывозить, дабы более дерев не пропало».

Относительно устройства фонтанов в Петергофе есть сведения, что император первоначально предполагал устроить фонтаны не в Петергофе, а в Стрелиной мызе, которая располагалась ближе к столице, ему казалось, что там много удобств для постройки загородного дворца с большими фонтанами. Но когда окончательно было решено устроить фонтаны в Петергофе, Пётр I сразу же приказал приостановить работы по строительству водопровода к Стрельне и, запрудив речку Шинкару, обратить все воды к Петергофу. Причём, для усиления фонтанов в Петергофе удобно было провести воду из источников при деревнях Вильпузи и Лапиной, находящихся в 20 верстах от Петергофа.

В Амстердаме государь посещал вместе с живописцем Кселем аукционы, на которых покупал картины известных фламандских художников, преимущественно же морские виды славившегося тогда живописца Адама Сило. Картины эти размещены были государем впоследствии в Монплезире и составили первую картинную галерею в России.

Во время путешествия по Европе Пётр I принял на службу архитектора Растрелли, которому, как пишет Пётр А. Д. Меньшикову, «приказать, чтобы даром времени не тратить, и сделать модель палатам и огороду…». Через Ригу и Нарву Растрелли 24 марта 1716 года прибыл в Петербург. И А. Д. Меньшиков весьма любезно принял «господина Растрелли Флорентийского, кавалера святого Иоанна Латеранского». В первые месяцы пребывания в России Растрелли занялся «регулированием Васильевского острова» и разработкой проекта планировки Стрельненского сада. Но вскоре у него появился соперник – Леблон и Растрелли был отстранён от этих работ.

В середине сентября 1716 года, через месяц после приезда в Россию, в Петергоф впервые прибыл Ж.-Б. Леблон, который считался одним из самых талантливых и образованных в Европе архитектором, автором капитального архитектурно-теоретического трактата, оказавшего влияние на многих его современников. Ещё до приезда в Россию он получил известность как создатель парков, загородных дворцов и особняков французской знати и имел звание королевского архитектора. При первой встрече с Леблоном за границей ПётрI сразу же по достоинству оценил его эрудицию, остроту ума и опыт и в России назначил на высшую градостроительную должность – генерал-архитектора.

С именем французского архитектора Леблона связан второй этап начального периода формирования петергофского ансамбля. Леблон застал сложившуюся в основных чертах композицию, но, несмотря на утверждённые Петром проекты, смело указывал на их недостатки в подробной записке—«Мемории», составленной после осмотра Петергофа. Ещё не получив согласия Петра на свои проектные предложения, он приступил к переделкам. До конца 1716 года Леблон успел укрепить фундаменты Верхних палат и соорудить подземный акведук, отводивший грунтовые воды. Скромным фасадам и интерьерам палат он придал облик маленького, но парадного дворца. Леблон возглавил работы и по декоративной отделке интерьеров Монплезира. По его указаниям был расширен Большой канал, увеличены размеры ковша, изменены его очертания и устроен Средний каскад перед Большим гротом Большого каскада. Разработанный Леблоном и представленный на учреждение Петра Великого в феврале 1717 года «Водяной план» включал проект водоснабжения Большого каскада и обширную программу убранства Нижнего парка и Верхнего сада фонтанами.

После смерти Леблона в 1719 году руководство петергофским строительством перешло к архитектору Н. Микетти, незадолго перед тем приехавшему из Италии. Помощник и ученик видного зодчего К. Фонтаны, он работал по заказам папы римского и был заметной фигурой среди архитекторов Рима. Микетти обладал живой фантазией, он налету схватывал мысли Петра I и претворял их в эскизные проекты и чертежи. С его именем связан третий этап первоначального строительства петергофской резиденции, длившийся с 1719 по 1723 год. Главная заслуга Микетти – разработка проектов фонтанов и каскадов, павильонов, трельяжных беседок и оград, расширение Верхних палат и завершение сооружения декора Большого каскада.
Между тем, водопроводные работы в Петергофе деятельно продолжались. В журнале Петра Великого сказано: «в 8-ой день августа 1721 года Его Величество и государыня императрица изволили быть в Петергофе; того же дня репортовали, что канал от реки Каваши мимо Ропшинской мызы уже выкопан на 20 вёрст, которой работе натура так послужила, что оная копальная работа отделана вся в 8 недель; а работных людей было сперва 900 человек, потом 1000, потом 1500, потом 2000». Пётр собственноручно открыл течение воды из реки Каваши в новый только что законченный водопровод. Вода дошла до Петергофа к 6-ти часам утра следующего дня и тогда же были пущены все фонтаны и каскад.
Значительную роль в эти годы сыграл и Браунштейн, который не только вёл строительство разных объектов, но и выполнил проекты дворца Марли и павильона Эрмитаж. Осенью 1720 года Пётр I принял решение о возведении «палаток между прудов» – дворец Марли и «палаток у моря»—Эрмитаж, проект которых он и поручил выполнить И.-Ф. Браунштейну.

После победоносного окончания Северной войны в 1721 году строительство Петергофа повели с исключительной интенсивностью. Если в первые годы число одновременно работающих составляло от 300 до 500 человек, то в 1720-их годах в Нижнем парке трудилось ежедневно от 2000 до 5000 человек.
Характерно, что даже в самый разгар строительных работ Пётр вносил существенные изменения и дополнения в генеральный план и отдельные проекты, приказывал переделать начатое. Наиболее важными были решения возвести миниатюрный дворец Марли и Эрмитаж, повысить стены канала, устроить вдоль его берегов трельяжные ниши и две полукруглые колоннады («Кривые галереи») по сторонам шлюза. По желанию Петра I скульптурное убранство всех трёх строящихся каскадов – Большого, Марлинского (впоследствии «Золотая гора»), Руинного (впоследствии «Шахматная гора») – объединялось темой прославления побед и процветания Русского государства.

Открытие загородной резиденции состоялось 15 августа 1723 года. Оно было официально отмечено первым большим праздником. Пётр сам показывал достопримечательности резиденции «господам чужестранным министрам», прекрасно зная, какое ошеломляющее впечатление произведёт «приморский парадиз», созданный на пустынном берегу в удивительно короткие сроки.

Пётр любил приглашать в Монплезир близких людей, для которых были даже написаны собственноручно государем в 1724 году особые правила, известные под названием «пунктов»:
1) Никто не имеет ехать в компанию или после, кому нумер постели не дан будет, разве с таким делом, которое времени не терпит.
2) Людей своих, которые в пяти классах, более не должен взять как одного. А которые ниже, никакого служителя.
3) Кому дана будет карта с нумером постеле, тот тут спать имеет, не перенося постели, ниже другому дать, или от другой постели что взять.
4) Неразуфся сапогами или башмаками не ложится на постели.
5) Разным же образом по сему и с яхтой поступать во всем.
При Петре Великом Петергоф имел значение уединённого летнего местопребывания государя, где свободный от стеснительных условий придворной жизни, государь мог сам распоряжаться своим временем. При таком предназначении Петергофа, он не мог быть местом многолюдных празднеств и народных гуляний, которые впоследствии так удивляли современников своей пышностью и многолюдством стекавшейся публики.

В это время Петергоф включал в себя Верхний сад и Нижний парк, каменные дворцы—Верхние палаты, Монплезир и Марли, более 20 деревянных галерей и павильонов, различные трельяжные ограды, Большой каскад и Марлинский ещё не облицованный мрамором, но уже периодически действовавший, шестнадцать мощных фонтанов—таких, как Большие и Менажерные, «Пирамида», «Сноп», водомёты в трельяжных нишах по сторонам канала и фонтан Менаженого пруда. Подстриженные деревья и кустарники, узоры и редкие растения в раскрашенных керамических вазах и кадках с золочёными обручами дополняли картину садов Петергофа, в которой общий размах и величие сочетались с изяществом деталей и изысканным художественным убранством дворцовых интерьеров.

Внутреннее убранство дворцов производилось также по указаниям государя. Из главного магистрата посылались в Петергоф столяры и резчики, в то же время работали там живописцы. Многие фигуры для фонтанов исполнялись в Риме по рисункам, составленным в Петергофе, а фонтанный мастер, с товарищами был выписан в 1724 году из Парижа. Трубы для водопроводов изготавливались на Тырницком заводе. Дверные замки делали русские мастера, возвратившиеся из Англии. С 1722 года работали в Петергофе также и солдаты, кроме того в 1724 году приказано было для садовых работ назначать дворцовых крестьян.

Воплощение архитектурных проектов в натуре осуществляли садовые мастера Л. Гарнихфельт, А. Борисов и находившиеся в их ведении садовые ученики; а также скульпторы и резчики- Б. Растрелли, Н. Пино, К. Оснер, Ф. Вассу, И. Неустроев, К. Ган, Н. Севрюков, В. Кадников, живописцы Ф. Пильман, Л. Каравакк, А. и М. Захаровы, С. Бушуев, М. Негрубов; штукатурного и каменного дела мастера Я. Буев, А. Кардасье, А. Кварди. Особая роль в создании Петергофа принажлежит гидравлику В. Туволкову, по чертежам которого был прорыт уникальный самотечный водовод, действующий до сих пор. Гидротехническое оборудование фонтанов выполняли П. Суалем, братья Бараттини и «команда» русских мастеров фонтанного дела.

В1723—1724 годах в строительстве Петергофа играл большую роль архитектор М. Г. Земцов. Один из первых европейски образованных русских зодчих, обладавший ярким творческим началом и организаторскими способностями, он внёс изменения в оформление Большого каскада и фонтана «Пирамида». Земцов, которому Пётр лично передал все чертежи, начал разработку обширных планов дальнейшего расширения и декоративного обогащения петергофского дворцово-паркового ансамбля. Осуществлению их помешала смерть Петра Великого в январе 1725 года. Известный искусствовед В. Я. Курбатов в 1925 году писал: «Россия выдвинула Земцова, который является настоящим творцом Петергофа и который сумел воплотить самые передовые художественные мысли, витавшие в среде парижских мастеров, хотя эти мысли нигде в Европе, кроме Парижа и Петергофа, не были поняты и использованы».

Создание Петергофа так же, как Петербурга и Кронштадта, имело определённую политическую направленность. Если Петербург стал олицетворением новой России—великой европейской державы, Кронштадт символизировал её военно-морскую мощь, то Петергоф явился наглядным выражением расцвета культуры и искусства. Именно поэтому в первом сообщении из Петербурга 1725 года, напечатанном в газете «Ведомости», указывалось, что императрица Екатерина I особенно заботилась о делах, начатых покойным императором, среди которых упоминалось и о «достройке Петергофа».
После смерти Петра I эту достройку в 1725—1726 годах выполнил архитектор Т. Усов. Он закончил отделку Эрмитажа, построил фонтаны «Ева» и «Оранжерейный».

Екатерина I проводила в Петергофе значительную часть лета. При ней была устроена та самая исторически известная иллюминация в августе 1725 года, описанная Берхгольцем.

В связи с освобождением в 1725 году армейских полков от строительной повинности, с переходом на хозяйственную и подрядную системы ведения работ и особенно после переезда в 1726 году императорского двора в Москву в Петергофе наступило затишье, тянувшееся около пяти лет. Противники петровских преобразований, окружавшие несовершеннолетнего Петра II Алексеевича, вывезенного в Москву, предали Петербург и Петергоф забвению, обрекая их на запустение и разрушение. В 1727—1730 годах в царствование императора Петра II Петергоф стал совсем приходить в упадок и драгоценная живопись во дворцах начала, от небрежности, даже портиться. Пётр II за своё короткое царствование лишь изредка приезжал в Петергоф охотиться. В Петергофе проводились маневры по обучению императора военному делу. Для чего напротив Золотой горы была сооружена крепость.

Только в 1730 году по распоряжению Анны Иоанновны, стремившейся представить себя достойной наследницей Петра Великого, в Петергофе начался новый подъём строительных работ, которыми руководил М. Земцов и его помошники И. Бланк и И. Давыдов. По их проектам в 1730—1740 годах была развита сеть аллей Нижнего парка и Верхнего сада. Трезубец аллей, направленных от Большого каскада к заливу, Эрмитажу и Монплезиру, превратился в пятилучие. До Марлинского пруда была проложена Малибанская (Морская) аллея, создав второй луч будущего трезубца перспектив. Появился парадный оранжерейный спуск. В царствование племянницы Петра I многое было сделано для поддержания и улучшения Петергофа. 12 июня 1733 года императрица повелела сделать бассейн на горе напротив марлинского сада. В 1735 году был устроен фонтан, который оформили монументальной скульптурной группой «Самсон, раздирающий пасть льва», отлитой по модели Б.-К. Растрелли. Этим фонтаном-монументом, в аллегорической форме прославляющим победу над шведскими захватчиками, было отмечено 25-летие «Полтавской виктории». В этом же году было построено двадцать два фонтана вдоль гаванского канала. По чертежам архитектора Бруннера была вновь устроена шлифовальная мельница, вместо сгоревшей, построенной ещё при Петре.
В 1730-ых годах в Верхнем саду устроили пять фонтанов, декорированных свинцовой золочёной скульптурой, исполненной архитектором Растрелли при участии молодых русских скульпторов, обучавшихся в Италии,—А. Селиванова, Ф. Медведжева и А. Хрептикова. Фонтаны, скульптуры, фигурные беседки и перголы (—крытые аллеи) превратили ранее утилитарный Верхний сад в торжественный подход к резиденции со стороны Петергофского шоссе, придали ему парадный характер, перекликающийся с оформлением Нижнего парка.
В 1738 году напротив Монплезира, был построен «Драконов каскад» (Шахматная гора) и при нём внизу два Римских фонтана, по обеим сторонам дороги.
В итоге работ, осуществлённых в 1730-1740 годах, в композиции петергофского ансамбля ещё более ярко выявились его оригинальные черты. Новые скульптурные элементы, внесённые в убранство, усилили национальное своеобразие памятника.
Декоративная насыщенность, праздничное великолепие петергофского ансамбля были значительно усилены в середине XVIII столетия архитектором В. Растрелли. Крупнейший мастер русского барокко Растрелли более десяти лет работал в Петрегофе. По его проекту скромные Верхние палаты стали частью величественного Большого дворца, доминирующего над парком. По чертежам Растрелли был создан дворцовый корпус у Монплезира, были построены трельяжные беседки у фонтанов «Адам» и «Ева», были разбиты узорные цветники у Большого каскада, был декорирован фонтаном восточный лабиринт—прямоугольный сад с радикально-кольцевыми дорожками, окаймлёнными, зелёными шпалерами и водоёмом посередине. Архитектор подчеркнул границу Верхнего сада монументальной оградой и там же был построен Оперный дом. Работы Растрелли, в основном осуществлённые при дочери Петра Великого Елизавете Петровне, придали Петергофу блистательный облик, отвечающий первоначальному замыслу приморской резиденции.

1741—1761 год со вступлением на престол императрицы Елизаветы Петровны снова настали для Петергофа благоприятные времена. Обширные петергофские сады снова покрылись множеством цветников; всё устроенное в Петергофе её родителем, не только приведено в удовлетворительный вид, но многое перестроено и значительно украшено. В 1745 году, для лучшего действия фонтанов, увеличены были пруды у Бабьяго-гона и подняты плотины. Шлифовальная мельница была улучшена механиком Бруннером на столько, что теперь стала шлифовать камни разных сортов.

5 июня 1745 года по повелению императрицы было объявлено об устройстве театра в здании манежа, в котором в последствии давались комедии и, вероятно, также и оперы, потому что его часто называли «Оперным домом». Всеми работами по устройству театра распоряжался камергер П. С. Сумароков.

В 1746 году государыня Елизавета Петровна повелела срубленную в Санкт-Петербурге галерею перевезти в Петергоф. Эта галерея, составлявшая довольно обширную постройку, была перевезена на барках и по распоряжению обер-архитектора Растрелли, поставлена С. Волковым на левой стороне Монплезира.

Большой дворец в 1746 году совершенно перестроен по проекту графа Растрелли; к главному фасаду пристроены были флигеля и вообще вся внешность здания получила один характер архитектуры. Императрица приказала одну из зал дворца, называвшейся «купеческой», «как можно более вызолотить» и промолвила: «торговые люди ведь любят золото».
Одновременно с перестройкой Большого дворца была построена в правом флигеле каменная церковь во имя святого апостолов Петра и Павла и 9-ого сентября 1751 года было торжественное освещение этого храма в присутствии самой Елизаветы Петровны.
На левом флигеле дворца в том же году был поставлен медный вызолоченный трёхглавый орёл, отлитый мастером Киршманом по модели Жирардона.

В 1754 году императрица сделала замечание, что фонтан Самсон играет низко. Тогда было произведено исследование и оказалось, что положенные в царствование Петра Великого деревянные трубы пришли в негодность. Они были завалены землёй и во многих местах сгнили и текут. От этого и ослабело действие фонтана и было приказано: вырыть открытый канал возле старых труб от Бабьяго-гона к Петергофу и воду провести к фонтану по чугунным трубам. В июле и августе 1755 года были начаты землекопные работы по устройству нового водопроводного канала солдатами Белозерского полка. Окончен же был канал в этом же году вольнонаёмными рабочими. 338 чугунных старых труб было перевезено из Москвы из Головинского дома, сгоревшего в 1753 году. Кроме того было заказано ещё 1380 новых труб на Угодских заводах графа А. И. Шувалова. Все эти работы были окончены в 1755 году.

Так же при императрице был вновь перестроен Марли.

В 1760 году Елизавета Петровна приказала сделать кухню при Монплезире на голландский манер. В этой кухне государыня иногда, для забавы, сама готовила для себя кушанье.

Утверждение в русской архитектуре в 1760-1770 годах классицизма вызвало развитие пейзажных парков, это сказалось и на петергофском ансамбле. Типичная для регулярных парков геометрическая подстрижка деревьев была прекращена, цветники заменялись лужками, но в целом композиция не была нарушена.

Со вступлением в 1762 году на престол императрицы Екатерины II Алексеевны изменилось значение Петергофа. Государыня редко заезжала в Петергоф и всегда не надолго. Екатерина II предпочла для своего летнего пребывания Царское Село. Но не смотря на это многое было сделано в Петергофе.
b>В 70-их годах XVIII века полностью сформировалась неповторимая по своей гармонии и логике планировка Нижнего парка, связавшая в единое художественное целое архитектурные и фонтанные сооружения всего ансамбля.

В 1770 годах в Петергофе работал Ю. М. Фельтен. Он оставил значительный след в декоре интерьеров Большого дворца, решив в классическом духе Тронный, Чесменский и Столовый залы. Совместно с И. Е. Яковлевым он создал фонтан «Солнце».
Архитектор Яковлев в последующие годы несколько изменил оформление фонтанов Верхнего сада, после того как с них сняли обветшавшую свинцовую скульптуру; что способствовало сохранению их художественной целостности.
По приказу императрицы 31 марта 1777 года была построена вновь шлифовальная каменная мельница под наблюдением архитектора Фельтона.
К 1780 году была построена шоссированная дорога из Петербурга в Петергоф, по проекту инженера-генерала Ф. В. Бауера.
Одним из первых в России пейзажных парков стал Английский. Его устройство началось в 70-х годах XVIII века. Здесь предполагалось сделать новую резиденцию Екатерины II , включающую дворец, 2-а дворцовых павильона, кухни, оранжереи и декоративные парковые сооружения. Английский парк занимает площадь в 176 гектаров и находиться к юго-западу от Нижнего парка. В 1781 году было сделано распоряжение о постройке трёхэтажного Английского дворца. Архитектор Д. Кваренги, совместно с которым работали садоводы Д. Медерс, В. Гульд, Т. Вилгенсон, Т. Тимофеев и Д. Гаврилов закончили постройку в 1791 году. Постройка дворца стоила 111,341 рублей.

Продолжительное царствование императрицы Екатерины II ознаменовалось для Петергофа также и лучшим устройством местного управления на основании изданных новых штатов. В 1782 году деревни, приписанные к Петергофу и Стрельне, было велено передать в ведение казённой палаты, чтобы доходы с них вносились в главную дворцовую канцелярию, и расходовались на ремонтные работы. Ежегодный ремонт петергофских дворцов и садов стоил 8,971 рублей. Кроме того ежегодно кабинет выдавал по 6,600 рублей на наём прислуги, истопников, полотёров и проч.
Для предоставления больших средств к поддержанию Петергофа, отменён был указ 1782 –ого года, по которому дворцовые крестьяне переданы были в управление казённых палат. К петергофскому ведомству было приписано 328 душ. Таким образом, петергофское управление, независимо от денежных выдач императорского кабинета, на ежегодный ремонт получало хоть небольшие, но постоянные средства и могло иметь всё время года необходимое количество рабочих, для содержания в порядке дворцов и садов.

В последние годы XVIII и первые годы XIX века петергофский ансамбль пережил новый, чрезвычайно плодотворный по своим творческим результатам период подъёма работ. Выдающиеся скульпторы М. Козловский, Ф. Шубин, И. Мартос, Ф. Щедрин, И. Прокофьев, Ж. Рашетт, Ф. Гордеев и литейщики В. Екимов и Э. Гастклу заменили свинцовые статуи Большого каскада копиями знаменитых античных скульптур из коллекции Академии художеств и оригинальными авторскими произведениями, отлитыми из бронзы.

С середины XVIII и до начала XIX века значительную роль в поддержании ансамбля Нижнего парка и Верхнего сада сыграли архитекторы С. Волков, Я. Алеклеев, Ф. Броуэр, садовые мастера Б. Фок, В. Башиловский, Т. Тимофеев, А. Гомбель, фонтанные мастера Г. Рылев, Ф. Крылов, И. Кайзер, Ф. Афанасьев и особенно Ф. Стрельников—виртуоз фонтанного дела.
Ключевые слова: Петергоф, Петродворец, Большой_дворец
Дата: 2012.06.21 16:27
Просмотров: 32747
Скачиваний: 2
Оценка: 0.00 (0 Голосов)
Размер файла: 137.8 KB
Предыдущее изображение:
Особая кладовая (Гербовый дом)

Профессиональная фотосъемка интерьеров, предметная фотосъемка   Следующее изображение:
Ваза Большого каскада в Петродворце.



Автор:
Комментарий:
Комментариев пока нет

Партнеры сайта: Copyright © 2002-2018 Rustam Taychinov
Powered by FORimages Copyright
© 2002 FORhomepages.de
Объявления:

Самая актуальная информация колибри стоматология москва тут.

Рыбалка в Питере