Петербург фото. Банк фотографий Санкт-Петербурга
   На главную / Фото Петербурга / Петергоф (Петродворец) / Фавн Флорентийский. Скульптура Большого каскада в Петергофе

Фавн Флорентийский. Скульптура Большого каскада в Петергофе


Фавн Флорентийский. Скульптура Большого каскада в Петергофе


    

Фавн Флорентийский. Скульптура Большого каскада в Петергофе
Описание:
Перейти на План-схему Большого каскада
Фавн Флорентийский или Сатир
статуя "Фавн Флорентийский", 1800 г. (копия с античного оригинала II-I в. до н. э.(Флоренция)), литейный мастер Екимов В.П.
Сатир с ножным бубном. Большой каскад в Петергофе.
В первые годы своего существования Академия приобретала формы и слепки с шедевров Древнегреческой и Древнеримской скульптуры, хранящихся в музеях Италии, Англии, Франции, Германии. В курсе учебного рисунка обязательными были классы "гипсовых голов" и "гипсовых фигур", где академисты рисовали слепки античных статуй.
Обширная коллекция форм, собранных в Академии художеств получила и более широкое применение: именно с них в формовской и литейной мастерских Академии выполнялись отливы античных статуй в гипсе и бронзе для дворцовых парков царских резиденций в Петергофе, Павловске, Царском селе. Эта скульптура сделана с одного из таких слепков.

САТИР- (греч. satyroi) — в древнегреческой мифологии сатиры — низшие лесные божества, то же, что на Руси лешие, демоны плодородия. А. Ф. Лосев приводит необычную этимологию от греч. sairein — "ухмыляться во весь рот, щериться"1. Сатиры составляют вместе с менадами свиту Диониса. Их изображали на мраморных рельефах и в древнегреческой вазописи козлоногими, волосатыми, с лошадиными хвостами и маленькими рожками (сравн. вальдман). Сатиры равнодушны к людям, озорные и веселые, они интересовались охотой, вином, преследовали лесных нимф. Другое их увлечение — музыка, но играли они только на оргиастических, духовых инструментах, издающих резкие, пронзительные звуки, — флейте, свирели. Своим отцом сатиры считали Силена (в поздней античности сатиров и силенов отождествляли) или Гермеса. В мифологии сатиры олицетворяли грубое, низменное начало в природе и человеке, поэтому их представляли с уродливыми лицами — с тупыми, широкими носами, раздутыми ноздрями, взъерошенными волосами (см. Марсий). В изобразительном искусстве художников особенно привлекал миф о Зевсе и Антиопе. Чтобы овладеть красавицей, дочерью фиванского царя, верховный бог Зевс принял образ сатира. Также изображали сатиров, преследующих нимф, или богиню Венеру и подглядывающего за ней сатира. Внешне сатиры похожи на Пана, которого римляне отождествили с Фавном, божеством полей, лесов и пастбищ. Поэтому обычной стала путаница имен. Крестьяне приносили лесным божествам дары от своего урожая, вино или ягнят, оставляя их привязанными в лесу. Мифы перемежались с действительностью. В римской истории есть эпизод: солдаты Корнелия Суллы (I в. до н. э.) захватили в пещере в Фессалии волосатое существо с козьими ногами и лошадиным хвостом и привели его связанным к своему начальнику. Существо издавало нечленораздельные звуки и отвратительный запах, поэтому Сулла велел отпустить его на волю. В античной истории трудно отделить действительные факты от образов, порожденных художественным воображением. Показательно, что в развитии античного искусства, в частности скульптуры, под воздействием тенденций идеализации художественной формы сатиров и фавнов стали изображать во всем похожими на людей, даже более того — в образе прекрасных телом юношей, и только маленькие рожки или заостренные уши выдавали их происхождение.

В христианскую эпоху образ сатира использовали в качестве аллегории порока — невоздержанности, распутства — под латинским названием «Luxuria" ("резвость, разнузданность").

Другая история рассказана в пьесе итальянского поэта Б. Гварини "Верный пастух" (1580—1583; см. пастораль). Сатир преследовал лесную нимфу Кориску, обвиняя ее в легкомыслии и неверности. Когда же он ее поймал, схватив за волосы, в руках у сатира остался только парик, а нимфа ускользнула. Итальянские художники XVI—XVII вв. использовали этот сюжет как аллегорию призрачности, обманчивости любви. Фламандские живописцы XVII—XVIII вв. включали в картины бытового жанра с изображениями кухни, снеди, охотничьих трофеев (см. трапезы) персонажи басни Эзопа "Человек и сатир" (рис. 490). "Говорят, что когда-то человек с сатиром решили жить в дружбе. Но вот пришла зима, стало холодно, и стал человек дышать себе на руки, поднося их к губам. Спросил его сатир, зачем он это делает; ответил человек, что так он согревает руки в стужу. Потом сели они обедать, а еда была очень горячая; и стал человек брать ее понемножку, подносить к губам и дуть. Снова спросил сатир, что это он делает, и ответил человек, что так он охлаждает кушанье, потому что ему слишком горячо. Сказал тогда сатир: „Нет, приятель, не быть нам с тобой друзьями, если у тебя из одних и тех же губ идет и тепло, и холод“
Ключевые слова: Петергоф, Петродворец, Большой_каскад, скульптура, статуя
Дата: 2012.06.21 15:56
Просмотров: 18711
Скачиваний: 0
Оценка: 0.00 (0 Голосов)
Размер файла: 112.2 KB
Предыдущее изображение:
Фавн Капитолийский

Профессиональная фотосъемка интерьеров, предметная фотосъемка   Следующее изображение:
Нева. Скульптура Большого каскада в Петергофе



Автор:
Комментарий:
Комментариев пока нет

Партнеры сайта: Copyright © 2002-2018 Rustam Taychinov
Powered by FORimages Copyright
© 2002 FORhomepages.de
Объявления:

Рыбалка в Питере